Комментариев : 0

Patrick Louis Vuitton

Автор Добавил в FASHION | Аксессуары | Паблик | Персоны 17 декабря 2012 г.

Journey to the Centre of Eurasia

Впервые внушающий благоговейный трепет диграф я увидел в далеком детстве, во время просмотра апокалиптического мини-сериала Стивена Кинга «Противостояние». Спасаясь от сразившего всю Америку мора, противоречивый персонаж Надин Кросс держала в руках только одну сумку, покрытую легендарным вензелем. С тех пор меня одолевал вопрос, что же такого сверхъестественного в имени Louis Vuitton, что с ним нельзя расстаться даже в момент катастрофы национального масштаба?! Что такого выдающегося в багажном бренде #1, что даже лауреат Нобелевской премии мира Михаил Горбачев не посчитал ниже своего достоинства встать в один ряд с Мадонной и почтить своим присутствием рекламный постер марки?

 

Ответы пришли через пару десятилетий лично от повелителя сумок и властелина чемоданов Патрика-Луи Вюиттона, праправнука основателя компании, начавшей в конце этого года осторожную и крайне деликатную экспансию в Казахстан. Ожидание стоило того. Представитель пятого поколения знатного рода, посол дома высокой галантереи и бьющееся сердце совершенного вюиттоновского savoir-faire, мсье Вюиттон рассказал, как ориентализм и азиатский тренд в моде повлияли на открытие достопримечательного бутика Louis Vuitton в Казахстане, и что на оригинальной сумке бренда буквицы LV никогда не обрезаются и не прострачиваются. Если швы пролегают через монограмму, значит, у вас подделка.

 

Текст: Есторе Накупбеков

 

С какими чемоданами Вы приехали в Казахстан? И какой багаж вы берете с собой в поездки?

- В дорогу я взял прототип нового чемодана. Как правило, в какую страну я бы ни отправлялся, всегда использую новый опытный образец (каждый раз он варьируется), чтобы подвергнуть его тестам, хорошенько потаскать и потрепать. Ибо я убежден, что это лучший способ испытать багаж на практике. Только таким опытным путем можно выяснить, насколько он удобен и пригоден для эксплуатации, а также определить прочность и надежность конструкции. Поэтому пока это секрет ­– в чем я перевожу вещи в данный момент. Единственное, что могу сказать, это то, что он непременно обшит нашей фирменной тканью «монограмма».

 

Вы возглавляете департамент, отвечающий за выполнение индивидуальных заказов. Какие самые эксцентричные заявки были на Вашей памяти? Как, например, кейс Карла Лагерфельда (между прочим, директора конкурирующего Дома моды Chanel) для 40 айподов, или сумка из кружев нижнего белья…

- Развлекательный центр с ящиками для кофейных чашечек, плазменным телевизором и DVD-плеером, заряжающимся от солнечных панелей… Футляр для хрустальных фужеров Baccarat для одной пары, которая во время путешествий не приемлет пить из пластиковых стаканов, а только из своей драгоценной посуды… Кофр с душевой кабиной… Повозка-тильбюри… Чемодан-кровать…

 

Но эксцентричного в этом ничего нет. Просто в Louis Vuitton принято осуществлять мечту на заказ, какой бы смелой она ни была. Тем не менее, следуя этой полуторавековой традиции, мы всегда придерживаемся цели обеспечить путешественника удобным, рациональным багажом, соответствующим философии роскоши по Louis Vuitton. Мы тщательно изучаем каждую просьбу, и если она не получает одобрения, то я собственной персоной связываюсь с клиентом, чтобы посоветовать альтернативные варианты, которые бы подходили под понятие luxe.

 

Louis Vuitton

Когда, в начале 70-х, я стал директором фабрики в Аньере, на фабриках Louis Vuitton работали всего 115 человек, а сегодня во всем мире более 3500 cотрудников

 

Давным-давно в одном из интервью Вы сказали о себе: «Я нем, как могила». Можете ли Вы сейчас хотя бы немного рассказать о своих звездных клиентах, таких как Сара Джессика Паркер и Шерон Стоун?

- Louis Vuitton выполняет спецзаказы для многих знаменитостей. Начиная от первой клиентки Луи Вюиттона – императрицы Евгении до писателя Эрнеста Хемингуэя и модельера Жанны Ланвен, истории о наших прославленных заказчиках мгновенно становились легендами. Однако мы придерживаемся политики строгой конфиденциальности в отношении наших покупателей.

 

Возможно, когда Карл Лагерфельд закажет чемодан для своей кошки Шупет, эта новость облетит все газеты, как в случае с боксом для хирургических инструментов британского художника Дэмьена Херста, но на данный момент обсуждать такие темы не можем.

 

А будет ли в алматинском бутике доступна услуга индивидуального заказа сумок с выбором кожи, подкладки ­– всего, вплоть до замочка, по собственному усмотрению?

- Как и в магазинах Louis Vuitton по всему миру! У нас везде работают продавцы, обученные принимать индивидуальные заказы и отправлять полную документацию в Аньер. На заводе все запросы проходят коллективное рассмотрение. Если заказ очень сложен и требуется дополнительно уточнить детали и подробности, то я назначаю личную встречу с клиентом, либо во флагманском магазине на Елисейских полях, либо в доме-музее Луи Вюиттона в Аньере. А иногда мне удается встретиться с клиентами во время командировок. Так или иначе, я всегда прошу принести те предметы, которые будут храниться и перевозиться в будущем чемодане. Мы делаем эскизы, после оговариваем точные размеры, так как каждое отделение конструируется под конкретный объект, и таким образом разрабатываем уникальный проект согласно требованиям и нуждам клиента.

 

Louis Vuitton

 

Учитывая, что в год Ваша фабрика выпускает около 300 эксклюзивных единиц товара, как долго придется ожидать казахстанским клиентам своей сумки?

- Продолжительность изготовления зависит от сути заказа. Одно дело портмоне, другое – портативная Hi-Fi система с колонками и проигрывателем для пластинок, или чемодан-несессер для туалетных принадлежностей и декоративной косметики; или использование выделанной коровьей кожи, бурдюка или крокодила. То есть на количество рабочих часов оказывает влияние множество элементов. И выходит, что кто-то получает заказ через восемь недель, а кто-то ждет восемь месяцев. 300 сумок в год – это более одного заказа в рабочий день, что для нас представляет большую нагрузку.

 

Вы все еще можете сами, без посторонней помощи сделать сумку Louis Vuitton?

- Да, я доволен тем, что в состоянии лично изготовить любой предмет ручной клади, который выходит из мастерской Louis Vuitton со дня ее основания. Мне всего 61 год, и я по-прежнему могу орудовать молотком. Я совсем не стар для ручной работы, необходимой в производстве от начала и до самого конца. Вырезать, отделывать, сшивать, варить костный и рыбий клей, склеивать, собирать... Все это требует высокой точности и недюжинного терпения.

 

Louis Vuitton

Мы работаем неспешно, используя те же инструменты, что применялись сундучниками еще в прошлом столетии: то же шило, нож, зажим…

 

Тогда расскажите о сумках, которые Вы сделали лично для себя.

- Я сделал себе дорожную сумку для одежды, курительных трубок, картин, а также различные портфели, бумажники и портмоне. Всего около 20 аксессуаров. Однако я рассматриваю их не как свои личные предметы, а как прототипы будущей продукции Louis Vuitton. Особо могу отметить кейс для записи специальных заказов. Он снабжен ячейкой для измерительной ленты и камеры, а также отдельным отсеком для акварельных красок, кистей и альбома для рисования. Такой дипломат обит бурой кожей аллигатора и красным сафьяном, который со временем должен приобрести изумительный налет.

 

Известно, что вначале Вы хотели отказаться от семейной стези и мечтали стать ветеринаром. Что повлияло на Ваше окончательное решение посвятить себя фамильному делу?

- Моя бабушка, мадам Гастон-Луи Вюиттон. Ей удалось меня убедить пойти по стопам прародителей после того, как она в начале 70-х гг. написала письмо моему папе с заветом, чтобы я отправился в мастерскую Аньера работать помощником столяра и одновременно учиться на чемоданщика. Я счастлив, ведь в итоге сделан правильный выбор. Можно сказать, что таким образом я собрал самый ценный багаж своей жизни.

 

Louis Vuitton

 

Несмотря на свой наследный титул, Вы не сразу возглавили компанию, а первое время трудились в качестве простого подмастерья у столяра-упаковщика, а потом стали меховщиком.

- Да, я начал с работы в столярной мастерской, а потом продвигался в следующие департаменты. Изучив весь процесс изготовления багажа от А до Z, я смог не только принять управление производством на заводе в Аньере, но и открыть новые фабрики «Луи Вюиттон» по всей Франции.

 

Значит, такой опыт оказался нужным? Раньше мне казалось, что достаточно просто родиться в семье Вюиттон, чтобы попасть в топ-менеджмент компании и исполнять почетную миссию амбассадора бренда.

- Этот опыт фундаментальный. Столяр-упаковщик – первое ремесло Louis Vuitton. Мы помним о нем, несмотря на то, что секреты этой профессии в современном мире оказались на грани исчезновения. Перед вами не просто начальник предприятия, а редкий мастер, способный выполнить любой заказ, претворить в жизнь самые разнообразные задумки клиента и изготовить уникальный экземпляр чемодана или сумки, о которой тот давно мечтал. Только благодаря полученным навыкам я могу создавать красивые и практичные вещи, ставшие результатом найденной в скрупулезном поиске гармонии между пожеланиями заказчика и мастерством ремесленника. Сундучок с книжными полками, коробочку для торта, мини-бар, чехол для музыкальных инструментов, ларец для драгоценностей, секретер, чемодан для гардероба с вешалками, клетку для перевозки собак или велосипедов – все, что угодно!

 

Louis Vuitton

 

Хотелось бы узнать, пройдут ли Ваши сыновья тот же путь, что и Вы, прежде чем встать у руля Louis Vuitton?

- И да, и нет. Бенуа-Луи больше увлекается часами, нежели багажом, поэтому в Louis Vuitton он руководит отделом часов на заказ, а младший сын еще не прошел полную квалификацию и продолжает осваивать профессию. Зато 13-летний внук проявляет живой интерес к моей деятельности. Все-таки это семейная традиция, и каждый потомок должен понимать, что несет ответственность за передающееся наследие.

 

Насколько я знаю, Вы увлекаетесь охотой и рисованием. Прокомментируете?

- Боюсь, это будет бесконечное повествование! Все же попытаюсь выразить свою мысль лапидарно. В основе этих пристрастий лежит моя любовь к природе – к цветам, деревьям, животным. Я живу в гармонии с окружающим миром, пользуюсь его благами, питаюсь вдохновением, которое он мне дарит. Отсюда во мне развился интерес к охоте. Кого-то, может быть, впечатляют путешествия в экзотические места, лично меня – природа и пейзажи родного Аньера. Живопись и рисование помогают мне расслабиться и отдохнуть. А помимо эстетического удовольствия, искусство дает еще и новый импульс к развитию. Помните лимитированные коллекции с креативными метаморфозами нашего символа, созданные в сотрудничестве с японскими художниками Хидео Мураками и Яёи Кусамой, британским иллюстратором Джули Верхувен и дизайнером Стивеном Спраусом? Так вот, на эти совместные работы нас побудил случайный визит Марка Джейкобса к Шарлотте Генсбур. Арт-директор Дома Louis Vuitton заметил в квартире французской актрисы чемодан, принадлежавший ее отцу, певцу Сержу Генсбуру. Тот так не хотел привлекать внимание к многоговорящему узору, что попытался скрыть логотип под слоем черной краски. Но из-за того, что текстиль на лицевой поверхности был жаккардовым, то есть с рельефным рисунком, Генсбур, сам того не желая, придал дизайну еще более изысканный вид. Эта история в свою очередь внушила Стивену Спраусу идею добавить флуоресцентные краски из аэрозольных баллончиков на ткань «монограмма» в качестве пародии на «осквернение». Парадоксально, но замысел с граффити только лишний раз укрепил статус Louis Vuitton как неотъемлемой части street fashion и street art.

 

Какие еще хобби Вам близки?

- Парусный спорт, прогулки на катере, море, конный спорт, гастрономия, женщины... Все! Сама жизнь! Коллекционирую скульптуры, картины, занимаюсь акварелью, обожаю сажать и ухаживать за деревьями...

 

Louis Vuitton

Высочайшее качество – это главная наша забота и закон, который не переступается ни при каких условиях 

 

Вы умеете водить машину?

- Конечно! Я каждый день за рулем и в год наматываю около 75 000 км. К услугам шофера не прибегаю.

 

Не хотели бы Вы попробовать себя в дизайне автомобиля?

- Категорически нет! Это же не моя профессия. Мое дело – багаж, а внешние украшения и внутреннее убранство машины – это работа для седельного мастера или шорника. Я неизменно придерживаюсь правила, гласящего, что любое вюиттоновское изделие должно быть переносным, поэтому наотрез отказываюсь делать мебель или что-либо еще, как, например, оформление интерьеров. Наши клиенты всегда в пути. И все, что выходит из-под искусных рук мастеров Louis Vuitton, должно легко укладываться и переноситься с места на место. Предметы домашнего обихода, всякая утварь – это все табу. Источником вдохновения для меня служит движение, причем человеческое, а не механическое.

 

Как Вы относитесь к алкоголю? Любимый аперитив…

- Конечно, я неравнодушен к крепким напиткам. И хотя выбор спиртного зависит от места, времени и аккомпанирующего блюда, больше всего предпочитаю анисовый ликер и виски. Во время застолья не могу обойтись без прекрасного бордо сообразно меню: совиньон блан – с рыбой, и каберне совиньон – с мясом.

 

Какие у Вас часы?

- Сейчас на мне Hamilton. А в принципе, у меня в коллекции всего пять или шесть часов, среди которых отмечу Louis Vuitton.

 

Чем, по Вашему мнению, отличается современный путешественник от тех вояжеров XIX в., для которых Ваш прапрадед создал новый тип багажа?

- Mutatis mutandi. Изменилось только то, чему следовало измениться – содержимое багажа Louis Vuitton и внутренний мир людей. В связи с тем, что нынешняя молодежь привыкла передвигаться налегке, то сегодня все большей популярностью пользуются дамские сумки, портфели, ридикюли, косметички, минодьеры, кошельки, бумажники и прочие изделия из мягкой кожи. Вообще идея странствования приобрела более глубокое значение. И теперь подразумевает не просто туристические поездки в диковинные места, а пилигримство по жизни, на пути которого нас сопровождают сумки с дорогими нам вещами. Именно так воспринимает луивюиттоновскую систему взглядов новое поколение, движимое хип-хоп культурой,– теми, кого называют bling-bling. Признаком возрастающей значимости бренда Louis Vuitton стало появление певицы Лил Ким с разукрашенной монограммой LV по всему телу на обложке журнала Interview. Но несмотря на вызовы времени, мы, как и раньше, производим шахматные доски с отсеками для 32 фигур, шкатулки для хранения и перевозки столового серебра, драгоценностей, коллекционных часов и сигар.

 

Почему сумками Louis Vuitton никак не могут насытиться? Почему их вечно мало?

- Я считаю это торжеством мастерства и роскоши, традиций и новаций. С 1859 г. мы выработали в своих генах строжайшую требовательность, внимание к мельчайшим деталям, любовь к превосходно сделанным вещам и стремление создать шедевр. Мы работаем неспешно, используя те же инструменты, что применялись сундучниками еще в прошлом столетии: то же шило, нож, зажим…

 

На мануфактуре парижского пригорода Аньер по-прежнему все производится вручную. За все время наши кожевенники, дубильщики, чемоданщики, шорники и сафьянщики, снова и снова повторяя любую операцию, довели до безупречной точности каждое движение. Тщательная обработка дерева, нежное обращение с кожей, максимальная точность при ковке латуни – все эти навыки передаются из рук в руки, из поколения в поколение.

 

Но традиции для нас не музейный экспонат, и методы работы мы постоянно совершенствуем. Унаследованные от дедов и прадедов навыки обогащаем нажитым опытом и новейшими технологиями. При этом каждый ремесленник отвечает за свой участок работы на всех ее этапах, что гарантирует безупречное качество готового изделия, каким издавна славились французские мастера. В конце концов, где еще вы найдете бренд, в котором сам мсье Вюиттон сконструирует ваш личный багаж?

 

Louis Vuitton

Искусство путешествовать привело Louis Vuitton через Великий шелковый путь в сердце Азии

 

Как часто и из-за каких поломок Вам сдают на ремонт сумки и чемоданы Louis Vuitton?

- Высочайшее качество – это главная наша забота и закон, который не переступается ни при каких условиях. Вся команда Louis Vuitton прошла серьезную выучку и не допускает компромиссов, когда речь заходит о качестве. Еще на этапе проектирования продукция уже проходит оценку, сравнивается, подвергается обсчетам и обмерам каждая деталь. Ежемесячно в лабораториях мы проводим более двух тысяч тестов, помещаем образцы сумок в тропическую среду, наносим сильные удары, тысячи раз растягиваем, сжимаем и безжалостно трем – словом, применяем к будущей продукции все виды пыток, которым может подвергнуться вещь за весь срок ее жизни. Поэтому те редкие эпизоды возврата, которые случаются, мы скрупулезно изучаем. Очень часто ремонтным работам придают мало значения, но в Аньере эти обязанности возложены на самого старшего сотрудника, который инициирует настоящее расследование. Прослеживает контрольную подпись и марку ремесленника, нанесенные на каждый шов, работает с архивами.

 

Хочу добавить, что в 13 кожгалантерейных мастерских Louis Vuitton, пронизанных светом, созданы идеальные условия для работы. Ведь производственное помещение должно быть такого же высокого уровня, какого ожидают от продукции, поэтому архитектура этих предприятий может служить эталоном для строительства подобных сооружений.

 

Давит ли на Вас, как на специалиста, груз «династийности» Louis Vuitton?

- Да, но это не тяжело. Наоборот, для меня это всегда вызов и мотивация сделать багаж еще лучшего качества, чем делали мой отец и прадеды. Я чувствую, что мой долг – превзойти собственных предков. Это единственный и причем приятный стресс, который я успешно преодолеваю. Когда, в начале 70-х, я приступил к руководству заводом, в Аньере работали всего 115 человек, а сегодня – более 3500 сотрудников. Мой прапрадед положил начало прямоугольному чемодану с водонепроницаемой трианонской тканью, упразднив архаичные модели с куполообразными крышками. Мой прадед ввел в мир моды ткань «монограмма», а я начал выпуск мягких и гибких сумок в дополнение к традиционным чемоданам из дерева. И я точно знаю, что портные, сапожники, часовщики и ювелиры, присоединившиеся к Louis Vuitton в недавнем прошлом, абсолютно так же добиваются совершенства в работе, как и наследники традиций.

 

Комментарии


Схожий материал

Shayk Tale

FASHION , 20 декабря 2012 г.

АСКАР УЗАБАЕВ

Паблик , 14 мая 2013 г.

Анастасия Тарасова

Паблик , 30 ноября 2012 г.

ЖАПАР СУЛТАНОВ

Персоны , 1 августа 2013 г.

ШУТИТЬ ИЗВОЛИТ

Automag , 20 февраля 2014 г.

Кайрат Кудайберген

Персоны , 25 декабря 2012 г.

MDNA

Персоны , 11 января 2013 г.

Torres. Three Towers

Lifestyle , 20 октября 2012 г.

ВО ИМЯ ЛЮБВИ

Lifestyle , 30 января 2014 г.

Ульяна Сергеенко

FASHION , 26 ноября 2012 г.

ВРЕМЯ С ПОЛЬЗОЙ

Lifestyle , 28 декабря 2013 г.

АЙДАН КАРИБЖАНОВ

Lifestyle , 5 декабря 2013 г.

КАСПЕР ХАН

Automag , 1 ноября 2013 г.

«ВЭЙПДЖЕТ»

Lifestyle , 14 января 2014 г.

Анель Сагитова

Персоны , 20 сентября 2017 г.

Мы в продаже

Скачать PDF #1 MAG №1(61) 2017
Скачать PDF #1 MAG №7(55) 2015
Скачать PDF #1 MAG №6(54) 2015
Скачать PDF #1 MAG №5(53) 2015
Скачать PDF #1 MAG №4(52) 2015

Блиц

10 ДЖЕНТЛЬМЕНОВ КАЗАХСТАНА ПОД ЭГИДОЙ CHIVAS

Быть джентльменом равносильно тому, ...

ALTER EGO - ЕВГЕНИЙ КОНОВАЛОВ

, 21 февраля 2014 г.
Быть директором модельного агентства ...

ALTER EGO - VAGAART

, 24 октября 2013 г.
Мужские черты лица нужны ...

ALTER EGO - Гурген Басенцян

, 2 октября 2013 г.
Настоящая мужская внешность - ...

ALTER EGO - Роман Миронов

, 20 июня 2013 г.
Фото: Vagaart Я на ...

Новости

Персоны , 20 сентября 2017 г.

Анель Сагитова

Персоны , 10 июля 2017 г.

Dwight Rhoden

TRAVEL , 3 июля 2017 г.

ОТКРЫТИЕ REGENT POOL CLUB RESIDENCES ...

FASHION | Персоны , 30 июня 2017 г.

БАРРИ ТЕВАНИ

29 июня 2017 г.

DAMAC Properties в первые представили ...

Паблик , 27 июня 2017 г.

The Good Life

Паблик | Персоны | СПОРТ , 7 июня 2017 г.

INVICTUS

TRAVEL , 4 июня 2017 г.

Этим летом вас ждут пляжи, ...

TRAVEL , 3 мая 2017 г.

Royal Mirage, Dubai

Lifestyle | Паблик , 1 мая 2017 г.

The Great Gatsby Ballet