Комментариев : 5

БАТЫРХАН ШУКЕНОВ

Автор Добавил в Паблик | Персоны 23 мая 2013 г.

Знаки свыше

Батыр, наверное, один из тех немногих людей, после беседы с которым остается не осадок, а целая коллекция эмоций и впечатлений. Столько же, сколько от знакомства с его творчеством, таким же естественным  ни на что и ни на кого не похожим, как и сам певец. И еще – в наше время большая роскошь встретить человека, которому хочется задавать вопросы и задумываться, услышав его ответы.


Беседовала: Айсулу Жумабаева | Фото: VAGAART


Мы сейчас в святая святых – в студии, где записывается Ваша новая музыка. Мне кажется, или большую часть квартиры занимает «творчество» со всей аппаратурой?


Да, у меня здесь и дом, и студия, и аппаратная. В некотором смысле так даже удобнее. Раньше была студия на Панфилова, рядом с кафе «Афиша», где мы работали пять лет. Это было такое намоленное место. Однако вскоре хозяева продали студию, а у нас срочная работа! Как раз для сериала «Алдар-Косе» записывали народные казахские инструменты, весь вокал. Вот и решил основать студию дома, чтобы быстрее сделать работу. Здесь уже записывали музыку к фильму «Препод». В студии нужно создать особую обстановку и энергетику, где можно спокойно творить, а в профессиональных студиях плата за каждый час, и голова уже по-другому работает. В домашней студии  все по-особому – немного расслабленнее, есть возможность поиска новых идей. Но основная студия у меня в Москве, в центре, в районе метро Китай-город.


Особая энергетика в студии наверняка влияет и на музыку, которая здесь записывается?


Знаете, в процессе записи иногда происходят интересные моменты, которые сложно объяснить. Когда мы с Куатом Шильдебаевым работали над альбомом «Отан Ана», было много… (как бы это точнее сказать?) «подарков» свыше. Например, мы записываем песню, и я вдруг отчетливо вижу короткий эпизод из детства… Вижу себя маленьким и рядом бабушку. Как будто на мгновение позволили заглянуть в мир, который не ощутить, но который всегда рядом. Заканчивается запись песни, я захожу в студию, и Куат говорит: «Вот это дубль! Оставляем его». Или, к примеру, запись «Уйыкта, бопем», когда родился мой сын Максут. Ему тогда было около 30-ти дней, а мы работаем над альбомом. Он в Риге. Я здесь, в Алматы. Сроки сжатые. Работы много. И вот мне приносят текст. Я пою и, естественно, я же думаю о нем в этот момент. И со второго дубля, ничего не исправляя, мы записали колыбельную.  

Проходит время после выхода альбома, и происходит чудо! Именно под эту песню мои друзья начинают укладывать спать своих детей. Валера Меладзе рассказывает – хочу взять с собой в дорогу твой диск, а жена вырывает из рук: «Не отдам, под что я буду укладывать детей?!» Значит, что-то волшебное произошло, потому что там поется о том, что все вокруг уснуло и тебе, малыш, пора спать. И даже не зная языка, дети воспринимают эту вибрацию. Мои московские друзья, устраивающие тренинги личностного роста, ставят песню «Отан Ана» и просят участников записать ассоциации – первое, что им приходит на ум. И люди, не понимая казахского языка, пишут: «Степь. Свобода. Мама. Родина, табун лошадей…». Не в этом ли смысл творчества? Значит, нам с Куатом удалось найти глубину и важный смысл…


Помимо текста, в песне «Отан Ана» очень глубокий музыкальный подтекст. Как Вы подбирали эту «палитру»?


В аранжировке, в самом начале песни звучат дауылпазы – огромные барабаны, издающие архаический звук, который призывал воинов для защиты своей земли. Как мне пришел этот звук, я точно не могу сказать. Это было где-то в подсознании. Мы с Куатом искали звуки этих барабанов несколько дней, прослушивая огромное количество звуковых библиотек. Очень долго спорили. Когда мы наконец нашли те самые барабаны, как только появился первый «рисунок» и первые такты ударных, Куат начал играть партию скрипок, и его уже нельзя было оторвать от инструмента. Мы неделю не выходили из студии, нас просто захватил этот мощный поток энергии – и появилась эта песня. Нам помогала красивая, мудрая, неведомой силы энергия! Это важный момент: каким образом нужно быть готовым к творчеству; понимать, для чего и для кого ты это делаешь, и самое главное – с чьей помощью все это происходит. Все, о чем выше говорилось, требует внутренней подготовки, трепетного и бережного отношения.

 

Наверное, так музыка и становится классикой, когда она понятна всем, независимо от возраста и происхождения.

 

Это, скорее, зависит от того, какой энергией ты наполняешь свою работу – разрушительное начало мелькает и пропадает, а созидательное вселяет надежду, вдохновение и красоту. Поэтому люди веками к нему тянутся. Вокруг сейчас не так много радости, поэтому через музыку хочется донести главное, что передали нам родители, наши мамы, когда целовали нас в детстве и надеялись, что мы в будущем оправдаем их мечты и надежды. Эта энергетическая связь поколений, конечно же, существует и особенно почитается у нас, на Востоке. Может быть, поэтому нам подсознательно легче воспринимать музыку, рассказывающую о прошлом. Это то, что (осознанно или нет) пытается искоренить «глобальная массовая культура» – стереть память – самое страшное, что может случиться с нами. Возможно, поэтому «Отан Ана» – для меня самая главная  песня. Она стало вехой на моем новом пути. Спасибо моему другу Куату Шильдебаеву, совместно с которым мы создали казахский альбом.

 

Батырхан Шукенов

 

Над чем Вы сейчас работаете?

 

Готовим мой большой концерт. 25 мая в Астане, затем 29 и 30 – в Алматы. Это будет своеобразный отчет моей  30-летней творческой деятельности. Сначала думали сделать большой праздник музыки, как шесть лет назад, когда собрались мои друзья: Севара Назархан, Володя Пресняков, Роза Куанышевна, Далер Назаров и наша молодежь: Макпал Исабекова, Алмас Кишкенбаев. Однако потом поняли – очень много песен, которые популярны, и публика захочет их услышать в привычном исполнении. В общем, решили справляться своими силами. Это почти двухчасовой концерт. Но помимо знакомых, обязательно будут новые песни, для меня это своеобразный экзамен.

 

30 лет творчества – впечатляющий срок! К какой «личной» мудрости Вы при­шли за эти годы?

 

Я часто сверяю свои поступки с теми словами и советами, которые я слышал в детстве от родителей. Для меня, наверное, это главный ориентир в жизни. Мой отец, который ушел от нас два года назад, всегда очень ответственно относился к своей работе и к людям, окружавшим его, к родным и друзьям. Те приоритеты, по которым жил отец, для меня по сей день служат основой в принятии решений. Это мудрость поколений: открытость, доброта и честная работа. В принципе, оно так и получается: если что-то делаешь вполсилы, то результат тебя разочарует. И песня зависит от того, насколько выкладываются все, кто участвует в ее записи, микшировании, аранжировке. Насколько все вложились энергетически, настолько песня потом живет как самостоятельная субстанция. Сужу по той же песне «Отан Ана» и клипу, который снял мой друг Дин Махаматдинов. Сейчас, по прошествии более 10 лет, его показывают по ТВ в какие-то важные для страны дни, на главные праздники. В этом году я был у мамы в Кызылорде, увидел клип: у меня аж мурашки по коже побежали. Я очень рад, что эта песня стала чем-то особенным для людей. Наверное, это и есть то, для чего и задумывается любое творчество.

 

Ваше отношение к песне и отношение публики разнятся? Как люди выбирают песни?

 

Наверное, песня – это как раз то, что люди выбирают для себя как ничто другое. К примеру, песня «Не рассказывай» Игоря Саруханова, которую я спел к его юбилею, каким-то образом очень понравилась людям. Возможно, потому, что мы сделали новую аранжировку, модуляции; мною сыграно соло на сопрано-саксофоне – вышла хорошая совместная работа.  Наверное, когда это чувствуется, музыка и становится любимой. Как однажды сказал мой друг Далер Назаров: «Песни – как птицы, они улетают от тебя в другие страны и города». И живут своей жизнью.

 

Вы участвовали в записи музыки к фильмам «Алдар-Косе», «Город мечты», «Заблудившийся».  Что вас привлекает в работе над музыкальной составляющей кино?

 

Эксперимент. Импровизация. Плюс для меня кино – новый опыт, абсолютно другая музыка и возможность играть на любимом саксофоне. Очень люблю джаз, хоть и не могу назвать себя джазменом. Для меня это слишком высокая планка.  

 

При Вашей явной страсти к саксофонам и прочим духовым инструментам не появляется желание заняться популяризацией инструментальной музыки?

 

Конечно, желание есть, но на это нужно время. Много времени! Инструментальная музыка – очень серьезная. Если говорить о джазовой музыке, то я с удовольствием играю вместе с Виктором Хоменковым. Это один из лучших джазовых пианистов, представляющих Казахстан за рубежом на международных фестивалях. Мы иногда встречаемся в джазовых клубах, играем стандарты – это самое, что мне очень нравится! Однако, чтобы сделать подобный проект, нужно полностью на нем сконцентрироваться, а я не люблю делать что-либо поверхностно. Сейчас все силы уходят на работу над сольным проектом, который нужно продвигать в Москве, где находится моя продюсерская команда. И эта работа занимает большую часть моего времени.

 

А как насчет этнической музыки? Я имею в виду популяризацию за рубежом музыки вроде «Отан Ана». Может быть, по примеру Дживана Гаспаряна, покорившего мир с армянским дудуком…

 

На самом деле неважно, этническая это музыка, джаз, классика или просто поп-музыка. Важно, чтобы ее услышали нужные люди, которые с высоты своего опыта и знаний могли бы предоставить это новой публике. Тот же дудук Гаспаряна – это большой проект Питера Гэбриела. Благодаря его умению собрать все музыкальные и продюсерские аспекты воедино, дудук стал звучать по всему миру. Я думаю, что должен быть случай, когда мир также услышит домбру или кылкобыз – то, что в принципе есть в музыке Куата Шильдебаева и в фильмах Ермека Турсунова. Ведь архаика народных инструментов –домбры, кылкобыза несут глубинные мысли, мудрость и философию народа. Еще в советское время кюи Шильдебаева исполнялись в Москве. Были очень лестные, интересные отзывы выдающихся композиторов – Тихона Хренникова, Андрея Эшпая и многих других, когда они на себе ощущали завораживающий звук кылкобыза. Куат, представляя свои произведения в московской консерватории, рассказывал, какая пауза после кюев царила в зале. На несколько минут этот инструмент «уносил» слушателей в другие миры, и было видно сильное воздействие такой музыки на людей. Поэтому нужно заинтересовывать именно больших продюсеров и композиторов из других стран. Главное – поддержка композиторов и музыкантов, поддержка людей, от которых зависит продвижение нашей культуры за пределами нашей страны. К сожалению, не всегда у них есть понимание. Вопрос очень насущный и, честно говоря, больной. Люди искусства переживают не самые лучшие времена. И более того, сегодня в Казахстане стоит вопрос: каким именно образом поддерживать новаторства и людей, занимающихся искусством?

 

Батырхан Шукенов

 

Если бы Вы имели возможность изменить ситуацию, что бы сделали в первую очередь?

 

Если когда-нибудь у меня будет такая возможность, тогда и поговорим. Всегда есть очень интересные мысли, которые высказываются на форумах с участием деятелей культуры. И выход, конечно, есть. Но самое главное: на всех уровнях нужна консолидация людей, переживающих за казахстанское искусство и за то, что с ним происходит, за культуру, за преемственность поколений.

 

Что именно Вы понимаете под преемственностью поколений, с точки зрения культуры?

 

То, что у нас есть огромнейшее наследие и в музыке, и в кино, и в литературе – в том, что мы называем «казахский этнос». Это возможность и сила для создания будущей платформы. Вопрос передачи знания нашим детям, обучение языку, традициям. Вместе с тем внедрять и осваивать новейшие технологии, скажем, в области звукозаписи, телевидении, радио и кино с привлечением лучших (подчеркиваю!) зарубежных специалистов в названных областях. Этому должна обучаться наша талантливая молодежь. И толковые молодые люди у нас есть! В том масштабном понимании, которое мы называем национальным искусством. Что можно дать мировой культуре от казахского искусства, не растворяясь в ней? Я сейчас вспомнил первый Superstar.kz. Мы тогда объездили 15 городов, прослушали 5500 детей. И я понял: в Казахстане сложилась интересная ситуация – более 100 этносов, которые живут в одной стране и, стало быть,  взаимодействуют друг с другом. Это огромный пласт взаимовлияния культур! И вот на этой почве растет новое поколение, которое может общаться на разных языках и петь. Находясь в такой полифонии культур, оно внутренне развивается быстрее и лучше. Это заметно. И я могу с полной ответственностью сказать: дети здесь талантливее, чем в других странах, в которых я бывал. Для преемственности важно понимание того, что на земле Казахстана живут очень одаренные люди с большим творческим потенциалом.

 

После шоу Superstar.kz Вас наверняка приглашают на другие проекты со звездами, особенно популярные на российском ТВ?

 

Да, приглашают, но не многие мне нравятся.

 

Почему?

 

Мне кажется – это не то самое, что должен нести каждый творческий человек, занимающийся своим делом серьезно. Именно это сейчас усиленно культивируется – артист должен из кожи вон лезть, только чтобы быть всегда на виду и на слуху. И, как правило, в результате его образ расплывается. А для меня главное – оставаться самим собой и делать то, что является моим делом и достигать в этом глубины. Талант, данный авансом свыше, должен быть воплощен по возможности правильно. В моем случае это музыка, а не что-то другое. И не переступить через себя для меня главнее, нежели возможность лишний раз засветиться в прайм-тайм.  

 

А как Вы вообще относитесь к этому тренду – катающиеся певцы и поющие спортсмены?

 

Это личное дело каждого. Я люблю профессионалов. Людей, которые искренне и честно занимаются тем, что у них получается лучше. Так должно быть! Я уверен, талант дается Всевышним, его нужно развивать, чтобы он сверкал, как ограненный камень. А в противном случае происходит нивелирование всех принципов.

 

Тем не менее, на концерты наших музыкантов собираются пол­ные залы, однако диски не раскупаются. С чем это связано?

 

Это просто уровень сознания. На Западе люди принимают определенные правила игры – покупая в магазине не пиратскую продукцию, помогают производителю. (Но это такой глобальный вопрос охраны интеллектуальной собственности, авторских прав.) Может быть, даже вопрос ментальности: просто там принято так, у нас же по-другому. Об этом много говорят. И я в том числе не раз говорил, что производитель должен быть защищен законом. К сожалению, не всегда это работает. Но если говорить о продаже дисков, то сегодня покупательская способность упала из-за пиратских сайтов. Сегодня большое количество музыкантов выбирает новую схему. Как это сделали, например, Cold Play или Земфира. Они выставляют альбом на сайт и просят потребителей самих назначить цену: доллар, пять, 10 – как сердце подсказывает… Время диктует свои условия. В эпоху социальных сетей Интернет-сообщество имеет большую силу и влияет на сознание людей.

 

Вы активный Интернет-пользователь?

 

Я есть в соцсетях, но не всегда получается найти время. Я думаю, и не всегда там надо бывать. То есть, нужно использовать возможности Интернета, не позволяя ему использовать тебя. Сеть дает прекрасную возможность выложить новую песню на суд публики, послушать комментарии и сделать выводы. Это возможность быстрых коммуникаций, когда ты можешь связаться с композитором и аранжировщиками, находясь в разных городах, и на расстоянии создавать новую песню.

 

Вся Ваша деятельность связана с музыкой. Вы слушаете ее постоянно в качестве «работы», а под какую музыку отдыхаете, или для Вас лучший звук тишина?

 

Да, наверное, это главный звук! Я когда-то сказал: «На то, чтобы нарушить тишину, тоже нужно иметь право». Ты ответственен за каждую ноту, которая выходит в эфир. Бывает так, что после пяти-шести часов работы в студии, хочется просто тишины. Но есть телеканал Intermezzo, я очень уважаю людей, создающих этот гениальный контент, демонстрирующий огромный спектр современного искусства: классика, балет, оперное искусство, джаз, экспериментальная музыка… И не перестаю удивляться, каким образом все это гармонично концентрируется на одном телеканале?! Думаю, во всем мире не существует более умного и глобального подхода к музыке, как на телеканале Intermezzo. И, разумеется, классическая и джазовая музыка – это то, что не надоедает. То, что успокаивает и балансирует, дает огромную работу для души.

 

При прослушивании новой песни у Вас когда-нибудь возникало ощущение сожаления, что ее автором являетесь не Вы?

 

Я же не композитор! Меня до сих пор удивляет, когда пишут или говорят: Батырхан Шукенов – музыкант, композитор. Называться композитором может человек, окончивший консерваторию, написавший симфонию или камерное произведение. Я ничего этого не делал! Да, я был соавтором известных песен, но это не позволяет мне называться высоким званием «композитор». А когда появляются красивая композиция или талантливые исполнители, я только радуюсь. И радуюсь искренне, от души!

 

Может быть, Вас упорно считают композитором и автором потому, что у всего Вашего творчества есть ярко выраженный стиль? К примеру, Ваши песни и мелодии, в отличие от «прилипчивых», не надоедают и не раздражают...

 

Конечно, в песнях, которые хочется исполнять, есть мое участие. Мне присылают огромнейшее количество песен. Во всем этом калейдоскопе много красивых мелодий и стихов. Но они уже когда-то спеты! И вдруг появляется «Я любил тебя другой» Алексея Маклая. Эту песню мы делали с Лешей почти год.

Вот, допустим, мне приносят пять песен. Начинаешь слушать – сначала «зацепила» мелодия, слово. Какое-то настроение появляется. В момент понимаешь – вот это мое! Но чтобы это стало песней, которая понравится самому, надо сделать аранжировку, одну, вторую... Что-то не то. Что-то ускользнуло от того первого впечатления. Начинаешь искать. Может быть, поменять ударные, здесь сделать другой переход? Потом находим бэк-вокалистку, начинаем записывать… Опять не то! Находим другую, у нее особенная «окраска» в голосе, она начинает сочетаться с моим голосом… Хотя, наверное, со стороны этот длительный, иногда мучительный процесс кажется простым. Положили стихи на музыку и готово!

 

А что на самом деле значит создать песню?

 

Для меня в этом процессе очень важен «внутренний барометр», который говорит: это твое, а вот это лучше оставить. Например, с Денисом Копытовым мы написали песню «Кто». Сначала сочинили припев, потом появился запев, я его показал Еркешу Шакееву. Он за день-два написал текст, принес в студию. Я с листа спел с первого раза. Это как раз такой момент, когда все совпало: замысел, настроение, которое уловил Еркеш, я в свою очередь поймал его энергетический посыл, настрой и – песня записалась. Спустя время думаешь, как же так сложилось? Причем, с точки зрения коммерции, песня совсем не та, что сразу принимается. Только потом я начал ее воспринимать, как обратную связь, от друзей и знакомых, постепенно понимая всю глубину песни. А в процессе записи этого не видно! Ты просто движешься, получив импульс от всех участников создания песни. Она растет как энергетический ком, захватывает мысли, ты засыпаешь и просыпаешься с мыслями, как ее сделать. И пока не закончишь, не можешь ее оставить.

Когда работали над «Сагым дуние» Куата Шильдебаева, было сделано столько аранжировок, перепевок. Столько перепробовали всего! А потом вдруг, в момент, все появилось. Вот вроде бы теперь ее можно отпустить, и я могу быть спокоен, но думаешь: нужно бы песне дать видеовоплощение. Какой должен быть клип? И все начинается снова! Мы садимся с Дином (после «Отан Ана» это наш второй клип) и начинаем долго обговаривать, обсуждать, пьем чай. Дин готовит плов, приходят друзья, мы им ставим запись. Дело происходит в Москве, и они спрашивают: «Что у вас, казахов, самое традиционное?» Вспоминаем все подряд, вдруг – тамга! Так, родовой знак. Что является объединяющим рода? Курултай! Так постепенно вырисовывается сценарий, пока не появляется одно целое. Дальше – оператор. Кто?

На гастролях случайно включил в номере телевизор, идет фильм «Кукушка». Смотрю до конца, не могу оторваться – очень понравилась операторская работа. Звоню Дину: «Кукушка»… Ищем оператора. Нашли – Андрей Жигалов. Причем выяснили, что он уроженец Ташкента, переехавший в Москву. Рассказали ему идею. Понравилась, он уже делает раскадровку. Потом выбор натуры, едем в Мангыстау, Устюрт, Алматы, Алтын Эмель… Все складывается. В итоге семь съемочных дней, для клипа это очень много, бюджет такой же. Закончились съемки, проявка пленки, монтаж – споры, ссоры и т.д.

И ты с этим живешь. Живешь этим. Наконец клип появляется, завтра в шесть часов премьера… И вдруг без десяти шесть начинается гроза, ливень. Алматы бурлит всеми арыками и каналами. Ровно без одной минуты шесть буйство заканчивается, вновь яркое солнце! Как будто небеса, все отмыв и очистив, дали свое одобрение. Может быть, потому что мы хотим рассказать людям о чем-то главном?

 

Для Вас важны такие знаки?

 

Конечно! Когда происходит такое: знаки, внезапные идеи – ты всегда соизмеряешь свою работу с тем, что для тебя действительно является первостепенным. С тем, о чем говорили родители, что является главным смыслом того, что ты собираешься сделать. В чем твое послание людям, для чего ты вообще выходишь на сцену?! Когда все это продумываешь, вспоминаешь слова отца – в итоге все выстраивается в определенную систему, которая помогает жить.

 

Комментарии


Схожий материал

АННА ИОТКО

8 января 2015 г.

КАРЛЫГАШ СУНТАЕВА

Персоны , 19 июня 2014 г.

НЕ ТАМАДЫ!

Паблик , 13 мая 2013 г.

INVICTUS

Паблик , 7 июня 2017 г.

Ринат Сафаргулов

Lifestyle , 5 марта 2012 г.

LUINA

Паблик , 10 августа 2012 г.

Прямая речь

Колонки , 4 июля 2012 г.

JEROME DE WITT

Lifestyle , 27 апреля 2015 г.

MO BENCHELLAL

FASHION , 9 октября 2013 г.

AMOuAGE

Паблик , 11 апреля 2014 г.

БЕЙБИТ АЛИБЕКОВ

Паблик , 27 июня 2013 г.

ГАЗИЗА ЕСПАЕВА

Персоны , 20 февраля 2017 г.

MASSIMILIANO ATTOLINI

FASHION , 2 июня 2014 г.

ЕРКЕШ ШАКЕЕВ

Паблик , 3 февраля 2015 г.

VINCENZO BRANDONISIO

FASHION , 10 октября 2013 г.

АЙДАН КАРИБЖАНОВ

Lifestyle , 5 декабря 2013 г.

RELOAD

Колонки , 4 сентября 2012 г.

MARK NEUKOMM

TRAVEL , 12 февраля 2015 г.

САНДУГАШ СУЛТАН

Паблик , 30 октября 2014 г.

МАРАТ ОМАРОВ

Паблик , 26 апреля 2013 г.

Кто-то говорит...

Lifestyle , 10 июля 2012 г.

АЙДАР DILANI САПАРОВ

Персоны , 16 марта 2015 г.

ДИНАСТИЯ ЦХАЙ

Паблик , 9 октября 2014 г.

DIRECTOR'S CUT

Колонки , 24 октября 2013 г.

MDNA

Персоны , 11 января 2013 г.

Оксана Робски

Lifestyle , 12 июля 2012 г.

CRAB BUCKET CHALLENGE

Колонки , 23 декабря 2014 г.

Мы в продаже

Скачать PDF #1 MAG №1(61) 2017
Скачать PDF #1 MAG №7(55) 2015
Скачать PDF #1 MAG №6(54) 2015
Скачать PDF #1 MAG №5(53) 2015
Скачать PDF #1 MAG №4(52) 2015

Блиц

10 ДЖЕНТЛЬМЕНОВ КАЗАХСТАНА ПОД ЭГИДОЙ CHIVAS

Быть джентльменом равносильно тому, ...

ALTER EGO - ЕВГЕНИЙ КОНОВАЛОВ

, 21 февраля 2014 г.
Быть директором модельного агентства ...

ALTER EGO - VAGAART

, 24 октября 2013 г.
Мужские черты лица нужны ...

ALTER EGO - Гурген Басенцян

, 2 октября 2013 г.
Настоящая мужская внешность - ...

ALTER EGO - Роман Миронов

, 20 июня 2013 г.
Фото: Vagaart Я на ...

Новости

Персоны , 10 июля 2017 г.

Dwight Rhoden

TRAVEL , 3 июля 2017 г.

ОТКРЫТИЕ REGENT POOL CLUB RESIDENCES ...

FASHION | Персоны , 30 июня 2017 г.

БАРРИ ТЕВАНИ

29 июня 2017 г.

DAMAC Properties в первые представили ...

Паблик , 27 июня 2017 г.

The Good Life

Паблик | Персоны | СПОРТ , 7 июня 2017 г.

INVICTUS

TRAVEL , 4 июня 2017 г.

Этим летом вас ждут пляжи, ...

TRAVEL , 3 мая 2017 г.

Royal Mirage, Dubai

Lifestyle | Паблик , 1 мая 2017 г.

The Great Gatsby Ballet

Персоны , 30 марта 2017 г.

ACTUAL OPTIC – 18 ЛЕТ ...